Как стрессы и потрясения влияют на детей.

Как стрессы и потрясения влияют на детей.
Отселение от семьи



 



 



На протяжении всего детства ребенок сталкивался с равнодушием и черствостью матери в той мере, которую трудно себе представить.



«Не успевает Оноре де Бальзак появиться на свет, как она выдворяет его, как прокаженного, из дома». До 3 лет он живет у кормилицы. Но и потом «ему нельзя вернуться к отцу, к матери, к младшим детям, живущим в просторном, зажиточном доме. Ребенка отдают на пансион в чужую семью. Только раз в неделю, по воскресеньям, ему позволяют посетить родителей, которые относятся к нему как дальние родственники. Ему не позволяют играть с братом и сестрами, ему не дарят игрушек. Мать не склоняется над его постелью, когда он болен. Ни разу не слыхал он от нее доброго слова, и, когда он нежно льнет к ее коленям, она сурово… отвергает детскую ласку».



Шесть лет духовной тюрьмы в закрытой школе Семилетнего малыша отправляют в закрытую школу, больше напоминающую тюрьму, чем учебное заведение. Каникулы отменены, родители могут посещать детей лишь в исключительных случаях. Нищенская еда, отмороженные руки и ноги, потому что мать не может прислать теплого белья и перчаток.



Автобиографические страницы «Луи Ламбера» раскрывают трагедию беззащитного ребенка, ненужного и забытого родителями, «…мальчик претерпевал всевозможные телесные и душевные страдания. Как невольник, прикованный к своей парте, истязаемый палкой, терзаемый недугом, оскорбляемый во всех своих чувствах, задыхаясь в мучительных тисках, принужден он был предоставить свою телесную оболочку несправедливости бесконечной тирании, процветающей в этой школе…».



 



Физические наказания в течение шести лет



 



 



Человеческий мозг с трудом переносит физическую боль. Физическое страдание может разрушить личность даже взрослого человека. Для ребенка оно невыносимо.


Розги, кожаный ремень примерно в два пальца толщиной, которым разгневанный наставник изо всех сил хлещет по пальцам. «…Ни на кого не сыплется столько палок, как на него. Его беспрестанно наказывают, он не знает часов отдыха, ему задают бесконечные дополнительные уроки в наказание, его так часто сажают в карцер, что на протяжении двух лет у него не было и шести свободных дней».







Психологическая защита В этом аду он находит утешение в чтении, в мечтах и фантазиях, хотя бы ненадолго вырывающих его из реальности.



На грани безумия



Учителя чувствуют его нестандартность, тайное противодействие, его нонконформизм, приводящий их в ярость. «Гениального мальчика муштруют все строже, и в конце концов он знакомится с «деревянными штанами» средневековыми колодками…



Только когда его нервы не выдерживают более, недуг…освобождает его от монастырской школы» [9].



Недолгое возвращение домой Возвращение в родительский кров происходит лишь потому, что он болен. Он напоминает сомнамбулу, с отсутствующим взором, почти не слышащий обращений к нему, с глазами человека, увидевшего и прошедшего через нечто чудовищное.



Почему он выжил? Стоит лишь удивляться, как ребенок мог выжить в родительском концлагере. Но судьба одарила его удивительной жизненной силой, которую он черпал в унаследованном от отца циклотимическом характере, который был всегда жизнелюбивым, обладающим железным здоровьем и неистощимой жизнерадостностью.



 



Триггер невроза



 



 



Однако стрессы и потрясения, перенесенные в детстве, не прошли бесследно. Они стали триггерами тяжелой маниакальной депрессии, от которой Бальзак страдал всю жизнь.



Периоды гипомании создавали его фантастическую работоспособность, давшую ему возможность к 40 годам написать сто томов. Однако грозные маниакальные состояния отнимали возможность верно отражать реальность, воздвигая перед ним химерические жизненные цели.



Мания много раз затягивала Бальзака в свои ловушки. Будучи человеком непрактичным, он организовывал театр, издательства, покупал серебряные рудники и железную дорогу, всего лишь для того, чтобы еще раз потерять все деньги, еще больше влезть в долги, еще больше утратить свободу и сделать свое творчество средством, необходимым для выживания и спасения от кредиторов.



Гипомания и маниакальные состояния, изредка прерываемые глубокими депрессиями, превратились в его постоянных спутников, стали частью его тела, души, мозга.



 



Как сын зависит от отцаPчитайте в журнале советов.

23-10-2015, 20:52
Автор: admin
Просмотров: 136
Рейтинг:
  
[related-news] [/related-news]